Некрасивый Петербург: архитектурные шедевры остались в прошлом, «хрущевки» против «гробов»

Некрасивый Петербург: архитектурные шедевры остались в прошлом, «хрущевки» против «гробов»

Петербург не может похвастаться выдающейся современной архитектурой. В лучшем случае дома повторяют творения прошлого века, в худшем – уродуют уже сформировавшийся облик. В городе нет единой градостроительной концепции и ярких архитектурных шедевров.

Петербург славен как город-музей. Современная архитектура не способна вызывать то восхищение и уважение, как произведения мастеров дореволюционного и советского периодов. Примитивные решения ориентированы на максимальное использование квадратных метров. Но есть и другие мнения. И можно найти исключения из массовой одноликой застройки.

Гробовая архитектура

Кажется, что все уже смирились и перестали ожидать от современной российской архитектуры каких-либо уникальных решений, радующих взгляд объектов, которыми можно было бы гордиться. В Петербурге работают очень солидные архитекторы, строятся миллионы квадратных метров новой недвижимости, но туристы не восхищаются свежими строениями, а горожане все чаще критикуют и выражают недовольство теми решениями, которые предлагают строители.

Понятно, что ждать шедевров от застройки окраин Петербурга – бессмысленно. Там все направлено на максимальную доступность, дешево и сердито. В центре города строят мало и стараются вписать новые объекты в уже сформированную застройку, как правило, стилизуя под дизайн прошлых лет. Нарушителей карает общественное мнение, которое, впрочем, зачастую не влияет на реализацию проектов.

Из последних скандалов – ЖК Meltzer Hall, который в народе окрестили «дом-гроб». Его строят на набережной реки Карповки. Проект выполнила архитектурная «Студия 44» Никиты Явейна – это одна из самых уважаемых студий одного из самых маститых современных архитекторов Петербурга. Практически любой проект в исторической части города вызывает гнев и недовольство горожан (активной части). Архитекторы и застройщики редко находят общий язык с активистами и делают по-своему, не обращая внимания на проклятия в свой адрес. Конечно, по картинкам представить, как новый дом впишется в окружающую застройку, непросто, и не станет ли он таким же символом Петербурга, как Дом компании «Зингер», который был раскритикован современниками (причем при его постройке было снесено одно из старейших зданий Петербурга – сейчас невозможно представить, как разрешили такое варварство).

«Далеко не все дореволюционные дома являются памятниками архитектуры. К последним в основном относятся не доходные дома, а дома, построенные для конкретного владельца. Более того, в свое время некоторые из таких домов тоже считались некрасивыми, уродующими облик города», – комментирует директор по развитию компании «Л1» Надежда Калашникова. По сравнению с дореволюционным временем объемы строительства и сроки возведения домов возросли в разы, поясняет она. Разработка индивидуального проекта требует времени, а различные архитектурные «излишества» увеличивают стоимость работ. Поэтому некоторые компании строят по типовым проектам, что не только существенно экономит время, но и снижает расходы девелопера. Дома по индивидуальным проектам обычно представлены в более высоком ценовом сегменте, а не в масс-классе. «В современной архитектуре также можно встретить интересные решения. Сейчас они могут казаться странными, но не исключено, что спустя столетие их также отнесут к памятникам архитектуры», – отмечает Надежда Калашникова.

Похожее мнение высказал и президент холдинга RBI Эдуард Тиктинский. «В городе работают замечательные архитекторы, которые за последние 10-15 лет создали не один десяток ярких, интересных, современных проектов. Возможно, мы говорим о разных вещах? Ведь если под современной архитектурой понимать архитектуру стекла и небоскребов, архитектуру по образу, например, Москва-Сити, – такой «столичной» архитектуры у нас и правда, немного. Хотя «Лахта центр» как раз – довольно удачный, на мой взгляд, пример, который еще и дает мощный импульс развития району и городу», – комментирует Эдуард Тиктинский. По его мнению, смысл именно «современной петербургской» архитектуры – намного шире и подразумевает в первую очередь соответствие архитектурных решений той «местной среде», в которой они реализуются. В Приморском районе это будет одна история, в Петроградском, Адмиралтейском – другая. На берегу Финского залива в Курортном районе – третья, на намыве Васильевского острова – еще одна, и так далее.

К сожалению, дискуссии про то, как должен выглядеть жилой дом, чаще напоминают пустую, непрофессиональную болтовню. Никто не возмущался убогим видом панелек в советское время, цель была – максимально быстро и конвейерно решать жилищные проблемы. Да и сейчас подобные шедевры, только большей высоты, строятся повсеместно. Но многие советские дома, те же хрущевки, хотя и не могут похвастаться изысканными формами, но выглядят зачастую более комфортными, чем современные сооружения. Они малоэтажны, утопают в зелени, имеют широкие дворы, часто в пешей доступности – детсад и школа. Кудрово, Мурино, а сейчас застройка Октябрьской набережной идут по совсем другому пути. По другому пути шла не только «советская архитектура», но и дореволюционная. Современное жилищное строительство тоже имеет свое лицо – максимальное использование площади, выделенной под застройку. Но и тут есть исключения.

Единственный архитектурный конкурс, который проводится в Петербурге и более-менее известен – «Золотой Трезини». Конкурс международный, основные победители – объекты заграничные, так что он дает представление, как, по мнению профессионалов, выглядит современная архитектура. Но стоит учитывать, что это единичные проекты.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован.